"РАЗГОВОР С ДУШОЙ или ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ"
"Разговор с душой или предварительный диагноз"
Рецензия на творческий вечер поэта, режиссера и актрисы Ирины Егоровой в немецком городе Карлсруэ.

    Автор: поэт и драматург - Марк Яковлев
    Место: Германия, Штуттгарт - Дюссельдорф

Настоящие зрители попадают на спектакль не только когда все билеты проданы, но и когда адрес театра в афише указан неверно!1 октября 2011 года в 15 часов 45 минут у жилого дома по адресу Йоркштрассе 12 в Карлсруэ, Германия собралась толпа зрителей, пришедших на творческий вечер поэта, режиссера и актрисы московского театра „КомедиантЪ“ Ирины Егоровой. Толпа носилась по улице туда-сюда с целью отыскать место, где будет проходить указанный в афише творческий вечер. В поиски были вовлечены так же и местные немецкие жители дома, которые вынесли телефонные книги и с интересом листали их, разыскивая в родном городе неизвестное кафе „Глобус“. Все это напоминало сцену окончания сеанса черной магии Воланда из романа Михаила Булгакова „Мастер и Маргарита“.

Когда Ирина Егорова вначале вечера рассказала, что театер „КомедиантЪ“, ставящий свои спектакли в музее-квартире М.А.Булгакова, или „нехорошей квартире №50“, вовлекает зрителей в игру, и Ирина, играющая Аннушку, расталкивает алюминиевым тазом в корридоре коммунальной квартиры собравшихся зрителей, то я понял, что театр начинается не с вешалки, а значительно раньше. И наши поиски „места встречи“ не что иное как начало этого спектакля одного актёра.

Ирина Егорова, как и большинство талантливых людей, родилась в Одессе, закончила ГИТИС и работала у режиссера Гончарова. Она уже давным-давно живёт в Москве, но как сказал классик советского кино: „Если Вы родились в Одессе – то это навсегда!“В 1999 году вместе с основателем и художественным руководителем театра Алёной Чубаровой Ирина организовала „КомедиантЪ“ (с твердым знаком на конце) при благотворительном фонде „Фарватер“ Валерия Золотухина. Театр ставит свои спектакли не только в „нехорошей квартире“, но и в музее Маяковского, музее Общественных инициатив и других театральных площадках Москвы. Свой вечер Ирина начала с показа нескольких отрывкой из моноспектакля театра „Homo Fortunatus“ или „Человек Счастливый“, чередуя их чтением стихов из своей новой книги „Место встреч параллельных прямых“.

Из показанных отрывков мне запомнился разговор с собственной Душой (не путать с пьяным разговором „по душам“), где Душа ставит простые детские вопросы и заставляет над ними задуматься зрителей. Мне эта сцена напомнила спектакль, поставленный в год 200 летия со дня смерти Шиллера, на открытой поляне возле его дома в Марбахе. Гёте и Шиллер разговаривают на небе и решают совершить „туристическую поездку“ на Землю. Как и в театре „КомедиантЪ“ исторические герои встречаются с современными людьми, задают им детские вопросы и самое интересное, конечно, несоответствие ответов современных людей – что делает их счастливыми, естественным ценностям 19 века.

Просмотрев репертуар театра „КомедиантЪ“ я сделал ещё одно открытие: театр много экспериментирует и делает действительно нестандартные театральные постановки. Слышу голос скептика: „Ах, какая невидаль - нестандартные постановки! Да можно поставить хоть телефонную книгу!“ Отвечаю: все говорят, что можно поставить, но никто еще не поставил телефонную книгу города Москвы или Берлина. Правда, сразу вспомнился Римини Протокол, который поставил спектакль "Карл Маркс: Капитал, том1" специально с непрофессиональными актерам, играющими самих себя и показанный в прошлом году в Москве. Это, конечно, самое трудное – сыграть самого себя! Ирина Егорова играет саму себя и в спектакле „Человек Счастливый“ и в своей книге стихов „Место встреч параллельных прямых“. Она играет Женщину Ирину Егорову! И тут я сделал третье открытие, что параллельными прямыми могут быть не только двое влюблённых из книги Ирины, но и зрители, которые приехали посмотреть и послушать Егорову из разных городов Германии, и только благодаря её таланту пересеклись на спектакле. Как пишет в послесловии к книге Алёна Чубарова: „Понимает ли она сама, что именно Она, а не какая-то точка в пространстве и во времени, она и есть то самое заповедное место „встречи параллельных прямых“?Думаю, что понимает! Иначе бы от её стихов, в век общей озабоченности и печали, не исходило то „возмутительное счастье“, которое не утаить.

Критик, пишущий статью о творчестве Художника, подобен доктору психиатрии:

он должен прежде всего поставить правильный диагноз. Предварительный диагноз у Ирины Егоровой

простой: „Любовь в тяжёлой форме!“

Симптомы заболевания: „Бескорыстно горели глаза“ и „Я занята! Я счастьем занялась!“

Навязчивая мечта:“Я поняла! Мне нужен белый мамонт“, „только - вписанный в Париж…“

„Мы лежим, прильнув как можно ближе,

Я в Москве лежу, а ты – в Париже“.

„Врут, что любовь рассудочней с годами,

Вот затопила – и не усмеришь…

И, распластав себя над городами,

Сцепились мы мостом Москва – Париж“.

Ирина Егорова, конечно, не первая, кто сцепился мостом Москва – Париж. Сто лет назад в начале 20 века подобный мост был установлен между Анной Ахматовой и Амедео Модильяни: он нарисовал её, а она ответила стихами.

„Мне с тобою пьяным весело -

Смысла нет в твоих рассказах.

Осень ранняя развесила

Флаги желтые на вязах.

Оба мы в страну обманную

Забрели и горько каемся,

Но зачем улыбкой странною

И застывшей улыбаемся?

Мы хотели муки жалящей

Вместо счастья безмятежного...

Не покину я товарища

И беспутного и нежного“.

Чувствуете разницу между двумя мостами: Анна Ахматова хочет „муки жалящей вместо счастья безмятежного“, а Ирина Егорова пьёт „счастье в бесконечно малых дозах“ и „умножает время на прирост Души“.

Раз уж разговор зашел о Париже, требующему по меткому выражению А.Контуша „женского рода в своём родном французском“, то Женщина и проступает в книге:

„Душа – на вырост. Всё на вынос…

Как чудо-меленка – коржи,

Творю я Божию повинность –

Любя, возделываю жизнь“. 

Что же является причиной этого тяжёлого заболевания?

Ответ доктора: „Умение Души летать, умение подняться над собой“.

Имеется ли к этому генетическая предрасположенность? Ответ доктора:

„Да, имеется! Отец Ирины – художник Юрий Егоров.“

Возможные последствия заболевания:

„А может умереть такой счастливой,

Какой ещё никто не умирал!..“

Может быть, лучшим и наиболее глубоким в книге является короткое эссе об отце и стихи „Памяти папы“.

„Ты мне оставил это детство,-

Всё набекрень, всё колесом…

И драгоценное наследство –

Наборы ген и хромосом“.

Юрий Егоров – художник шестидесятник, моренист, самобытный талант, „нашедший пластический образ юга“. Как верно подметила искусствовед Ольга Савицкая „время егоровских картин – это ВРЕМЯ ПОЛЁТА НАД МОРЕМ“.Вот и замкнулся круг: отец рисовал „время полёта над морем“, а дочь летает „во сне и на яву“, как Чайка Ричарда Баха по имени Джонатан Левингстон. Вот оно и проявилось „драгоценное наследство – наборы ген и хромосом“.

Завершая небольшое исследование творчества Ирины Егоровой мы не избежали греха „в конце концов не впасть как в ересь в неслыханную простоту“: Каждый человек является местом встречи параллельных прямых. И написав книгу о себе, Ирина написала, в сущности, книгу о нас. Такая удача бывает не часто. Говоря словами любимого автором А.Контуша „Реже, чем однажды, но чаще, чем никогда“.

А если уж совсем коротко, то творчество Ирины Егоровой можно обьяснить двумя афоризмами мифического философа Козьмы Пруткова: „Зри в корень!“ и „Хочешь быть счастливым – будь им!“